-- На встречах с читателями какой вопрос вам задают чаще всего?
  -- Когда узнают, что я работаю в телехолдинге "Моя семья", спрашивают, реальные ли истории показывали в программе "Моя семья"? Это ток-шоу было самым рейтинговым несколько лет. Но все передачи на ТВ имеют ограниченный срок жизни. Не стоит дожидаться, пока рейтинг упадет. Сейчас этой программы нет. Но ее заменила популярная программа "Окна".
  -- И что, неужели кто-то сомневается, что эти истории пишут сценаристы?
  -- Почему вы так думаете? В телепрограмму "Моя семья" приносили мешки писем. Люди хотели попасть на экран и рассказать о себе. Поделиться своими проблемами. Мне самой приходилось читать массу писем. Те, которые не попадали в телепрограмму, шли в редакцию.
  -- А про "Окна" спрашивают?
  -- Почти нет. Люди знают ответ.
  -- Какой?
  -- А как вы сами думаете? Скажу одно - штат редакторов там очень талантливый.
   Кстати, сейчас наша компания называется кинохолдингом, есть съемочные павильоны, снимаются телефильмы. А весь коллектив уже около 900 человек.
  -- Но вы работаете в газете...
  -- Все равно дыхание телешоу -присутствует просто в помещениях. Одно время мы сидели на том же этаже, где шли съемки программы "Окна". В передачах иногда участвуют и животные. Представляете, пишешь, скажем, серьезную статью о стратегической авиации. И вдруг слышишь ... цокот копыт. Выходишь в коридор - а там лошадь прогуливается. Устала стоять, а съемок она ожидала с раннего утра до самого вечера, и ее для разминки повели по длинному коридору. Мы ей весь редакционный запас сахара скормили. А ее хозяйку мы поили кофе. А потом лошадь на полу оставила ... следы. И пришлось звать уборщицу, чтобы ликвидировать этот "лошадизм". В этом коридоре кого только не встретишь - от Нагиева, знаменитого телеведущего, просто сидящего от усталости на корточках, до козы и даже удава.
  -- Все это способствует вдохновению....
  -- Во всяком случае можно немного отвлечься. Но ни в те минуты, когда в коридорах или в курилке не протолкнуться. Это просто беда, когда выходит массовка... Но в общем-то мы привыкли, и всех их просто любим, они же наши верные зрители. Многие на массовку ходят как на работу, по несколько раз...
  -- А ненормативная лек5ика, которой славится эта программа?
  -- У нас даже есть народная примета: если по лестнице несется мат - значит вышла массовка и окончились съемки...
 
  -- Насколько автобиографичны ваши рассказы?
  -- Этот вопрос мне задают часто. Вот и вы об этом! Все, что написано, проходит через мою душу. Часто отдельные эпизоды, с которыми сталкиваешься в жизни, становятся поводом для того или иного развития сюжета. Так же , как и люди, которых встречаешь. Они дают первичный толчок. А дальше - работает воображение. Оно - неотъемлемая часть профессионального творчества. Если конечно речь не идет о документальной прозе или мемуарах. Иногда разные события, произошедшие реально в жизни тех людей, с кем я так или иначе общалась, смешиваю, один эпизод из одной жизни, другой - из совсем другой биографии. Главное, чтобы получилось органично. Чтобы была реализована именно та сюжетная линия, которая и раскрывает тему. Думаю, многие писатели вам ответят так же. Ни одного полностью автобиографического рассказа у меня нет. Отдельная тема - "двадцатый век в лицах". Это документалистика, там работаешь с фактами, и при этом очень бережно, ведь дело идет о жизни реальных, довольно известных людей.
  -- Но в предисловии к некоторым эссе есть посвящения...
  -- Если это посвящение с фамилией и именем, думаю, тогда все понятно. Например, памяти моего друга поэта Дениса Коротаева. Он так рано ушел из жизни, был настолько ярким и талантливым человеком, что буду писать и говорить об этом столько, насколько хватит сил и жизни. Другого рода личных откровений я не допускаю.
  -- ... но Странник...
  -- Я уже говорила, что это - литературное произведение, а значит, персонаж вполне мог быть выдуман. Возможно, это мое alter ego...
  -- ... разговор с самой собой...
  -- ... а почему и нет?
  -- Почему ваше alter ego вы поселили за границей? Вы сами думали об отъезде?
  -- Чисто абстрактно и очень давно. Как-то была в командировке в Австрии, там проходили переговоры в пригороде Вены, тихом таком, уютном австрийском городке. Был апрель 92-го года. Такая тишина и покой, каких в России возможно вообще не бывает. Или в самой отдаленной провинции. Через год, весной 93-го я была в командировке в Лондоне. Там незадолго до приезда были взрывы в деловом центре города, и я впервые почувствовала, как это страшно - терроризм. В Москве этого еще не было. Но зато как-то утром в гостинице, на первый или второй день, в новостях CNN я увидела репортах из нашего неспокойного парламента, и было ощущение, что это закончится чем-то страшным (это было еще до событий октября), и поняла, что хочу побыстрее вернуться, душа болит. Нет. Я же пишущий человек, и писать смогла бы только в России. Мне кажется, примеры Иосифа Бродского, Андрея Тарковского и многих других для меня показательны. Их творчество в период эмиграции - совсем иное. Мне нравится их более ранние произведения. Но это - мое частное мнение.
  -- Вы упомянули вашу серию "двадцатый век в лицах". Как она создавалась?
  -- Когда газета "Моя семья", в которой я работала начиная с самого первого, точнее , пилотного номера, все время думала о новых полосах и рубриках, в немалой степени из-за необходимости прорыва на рынок, роста тиража. Но это не плохо. Я предложила рассказать о жизни людей, которые "сделали двадцатый век", то есть, кого знает каждый, и кто, может быть, незаслуженно забыт вниманием прессы. Примерно в то же время в разговорах с моим другом и постоянным соавтором академиком Валентином Белоконем мы подводили итог прошедшему веку. Правда, в газете все-таки "проходили" приемку только самые "попсовые" фигуры. Например Тарковского мне бы не разрешили дать. А вот с Нуриевым мне просто повезло. Я до сих пор удивляюсь, что его поставили в номер, и очень рада этому. Впрочем, подобная идея возникла параллельно не только у меня. На канале "Культура" пошла серия фильмов о выдающихся людях двадцатого столетия, а в программе ОРТ "Цивилизация" подобная серия называлась "Гении и злодеи 20 века". Я даже начинала сотрудничество с этой программой, сделала сценарий про отца атомной бомбы Оппенгеймера, и мне сказали, что он пойдет. Но в это время на НТВ вышел фильм Киселева про нашего разведчика Фукса, связанного с Оппенгеймером. А спустя несколько лет на ОРТ пошел другой фильм про "великолепного Оппи", как его звали в его окружении, причем фильм других авторов... знаете, на телевидении так бывает... и трудно что-либо доказать... Между тем, там была собрана достаточно интересная информация и предложена оригинальная версия подоплеки некоторых событий...
  -- А что со сценарием?
  -- Он был опубликован в пяти-шести изданиях фрагментами. Ведь он очень большой, около 40 страниц, а это - полуторачасовой фильм.
  -- Смогут ли посетители сайта Заграница прочитать его?
  -- Возможно, поставлю некоторые главы и сюда.
  -- А как вы оказались на этом сайте?
  -- Примерно год работала над темой эмиграции, собирала материалы, общалась с людьми.
  -- Год?
  -- ... думаю, и этого мало. Чтобы понять, что такое - эмиграция, надо пожить. Но в первом приближении получилось то, что вы можете почитать на моей страничке. Но это - совсем небольшой дайджест, набор мнений, опрос. У меня еще страниц сто материалов и документов правительств разных стран, материалов прессы. Проблема очень сложная. И я думаю продолжить публикации в периодике. Ну а пока несколько материалов про эмигрантов захотелось разместить в сети. Они есть не только на этом сайте. И идут отклики. Ну а потом - это еще и немного пиар-акция. Поиск контактов с потенциальными издателями. И уже два материала с моей странички напечатаны за рубежом. Один - мой "Мерин Гитлер Капут" в Норвегии, в журнале "Эмигрант", другой должен выйти в Канаде. Но главное - общение, новые друзья, новые читатели, просто новые люди. Это всегда интересно.

   Виктор Осипов

http://world.lib.ru/b/basha_w_w/interviu.shtml

Теги: Виолетта Викторовна Баша, Виолетта Баша,стихи, проза, публицистика